Барановский, Герника и Грузинская кухня

Барановский недавно закончил большое полотно (24 квадратных метра) со скромным названием "Возрожденная Герника", бросающее вызов  самому великому Пикассо и решил по этому поводу пригласить на дружеский обед как всегда Рамишевского.
Рамишевский прибыл на час раньше в силу сложившейся исторической привычки великого друга - художника, который всегда приглашал на обед Рамишевского при полном отсутствии продуктов и напитков, вплоть до элементарной минеральной воды и пива для этого самого дружеского обеда.
Предчувствия и на этот раз не обманули Рамишевского, так как он застал Барановского за чтением кулинарной книги "Грузинская кухня".
-И? - задал короткий вопрос Рамишевский войдя в мастерскую, которую он купил легкомысленно для хранения ненужного  имущества и  посуды.
Барановский ответил цитатой из книги:
-Грузинская кухня - действительно восторг в чистом виде. Это благодаря ей в русский язык вошли и стали практически родными многие замечательные слова: сациви, сацебели, хинкали, пхали, харчо, хачапури, сулугуни, саперави, цинандали, хмели - сунели...
Затем оторвался от книжки и спросил:
- А что со стороны русских вошло в грузинский?
Рамишевский, открыв холодильник и увидев зияющий пустотой, старый холодильник, медленно,твердо, как некогда это делал по советскому радио, незабываемый диктор Левитан произнес:
 - танковые бригады, артиллерия, спецназ, омон, десант, авиация, бомбардировки и принуждение к миру....одним словом, войска, войска, войска...
И захлопнув дверцу несчастного холодильника, много лет работающего без всякой пользы, добавил:
- Поехали в охотничий ресторан в Херрштайн, там сегодня будет отменная оленина  и разные пернатые. Я угощаю, спасибо за приглашение.
Через несколько часов,после обеда, перешедшего в ужин,возвращаясь  домой, Барановский, рассказав об очередных муках творчества в работе над последней картиной, вдруг, предложил Рамишевскому помочь продать "Возрожденную Гернику" господину Кадырову. (Надеюсь, вы уважаемые читатели, понимаете о ком идет речь?
Рамишевский, закурил, посмотрел в его ясные наивные синие  глаза и вяло произнес:
- Старик, я и за такси заплачу, хорошо?
Барановский в ответ замолчал и молчит до сих пор, как мне минут пятнадцать назад сообщил по Виберу - Рамишевский.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *