Барановский как лингвист…

Недавно Барановский прилетел в Будапешт, чтобы выставить в одной  частной галерее для продажи свою картину с весьма  примечательным  названием: Голубка пробитая рельсом.
(Рамишевский как-то отозвался об этом шедевре: На большом холсте, два на два ...какой-то старый  трамвайный рельс в перьях)...
Как раз в эти дни, Рамишевский был занят закупкой дешевого  сахара для венгерских кондитеров(в стране ввели особый налог на сахар и соль,якобы для спасения  населения страны от диабета, ожирения и сердечных заболеваний) и сахар  подорожал. И Барановский  решил сам, без участия занятого бизнесом товарища, провести  в Будапеште переговоры с хозяйкой галереи, по имени Ылдыко(фонетика Барановского)на своем особом диалекте немецкого языка. В ходе обсуждения вышеназванной картины и каталога живописных работ, Барановский запомнил несколько венгерских слов,которые вставляла в свою  мадьярско - немецкую речь, вышеназванная дама, типа: Комоян, Чакудян и Хюй-ха !
И поскольку он всегда был стеснителен по отношению к дамам, родившимся между двумя мировыми войнами, и скромен, как все  почтивеликие художники,он не решился переспросить у собеседницы - что же означают эти три слова? И записав их на тыльной части левой ладони, затем неоднократно повторив  их вслух, чтобы не забыть в случае их  испарения  с ладони, из-за всегда неожиданного, приступообразного  потения рук, ног и подмышек,  вернулся в дом Рамишевского с твердым намерением узнать - что или кого имела в виду, мадам Ылдыко!
 И вот вечером, когда Рамишевский приехал с какими-то сахарными бумагами, деловой и довольный, Барановский накрыл стол, достал бутылку ирландского виски и не дожидаясь Рамишевского хлопнул стакан вискаря  всухую, закатил глаза до самого края своего высокого  лба... выпалил:
- Эта Ылдыко, видимо, имеет хорошие контакты с армянскими и китайскими художниками. Я ей показывал свою голубку и  каталог, а она постоянно, просматривая мои работы, как мне показалось, называла три фамилии, которых я никогда и нигде не слышал! Думаю, она продает и имеет бизнес с неизвестными мне художниками и наверняка они - халтурщики!
Рамишевский, сначала посмотрел на пустой стакан, потом осмотрел друга с ног до головы, остановился на его глазах, так и не вернувшихся на постоянное, обычное место пребывания и обвинительно  заявил: Во - первых, это наглость и хамство пить одному  виски, а во-вторых,кого она тебе там противопоставляла - гению всех времен и народов?
Барановский,  схватив бутылку и прижав ее  к сердцу, назвал имена  взволнованным голосом:
- Комоян, Чакудян и Хюй-ха...а виски, старик, как- то само глотнулось...
Рамишевский, сделав многозначительную улыбку, подошел вплотную к нервно - трепещущему  художнику, не без усилия оторвал от его груди бутылку, поставил ее на стол и заявил:
 - Это не фамилии художников - конкурентов. Видимо твои картины у нее вызвали определенные эмоции...Комоян (коmolyan) -  на венгерском означает -серьезно! Чакудян(csakugyan) -  неужели !!! и не Хюй ха,а Хю:ха(h;ha) , переводится как -   Вот это да! и вообще она не Ылдыко, а Илдико..по крайней мере в этих краях так произносится это имя!
Барановский вздохнул, плюхнулся в кресло и не сводя глаз с бутылки подвел черту:
-Сколько языков - столько мнений! Продам голубку  куплю себе Вольво! Ылды- дылды!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *