Ирэн

"Я не вызываю доверия у Ирэн в ночное время, но и Ирэн не вызывает моего доверия - даже днем, потому что ни у нее, ни у меня нет денег , а деньги и есть основа взаимного доверия. Без денег нет доверия между людьми."

Почтальон Пишта.Из Книги Сожалений

Предмет искусства

Сосед- прозаик: Абейдулла, а зачем ты повесил в музее свою старую шляпу?
Цагенов: Чтобы она стала предметом искусства.
Сосед - прозаик : А что она у тебя дома была не предметом искусства?
Цагенов : Конечно же нет. В моем доме она была просто старой шляпой. А вот в музее шляпа наполняется новым содержанием, обретает неожиданную форму и вызывает массу ассоциаций и мыслей у любителей искусства.

Аул Кукушке

Сосед - прозаик: Абейдулла, я написал и издал книжку о Хромом Тимуре.
Цагенов: Джигит.
Сосед -прозаик: Но я совершенно случайно включил в книжку четыре главы малоизвестного французского писателя.
Цагенов: А сколько всего глав в твоей книжке?
Сосед- прозаик: Восемь.
Цагенов : Джигит! Другие обычно включают семь чужих и одну собственную.

Ответ Профессора Иштвана Надя на Рецензию Накостоева Х.

"Я постарался внимательно прочитать рецензию, хотя это было отнюдь не легко. Не легко потому, что в ней много ссылок, намеков на такие вещи, которые у меня в большинстве случаев вызывают недоумение.

У меня сложилось такое впечатление, что рецензент читал книгу скорее всего не как художественную вещь, а прежде всего как литературу по актуальным общественно-политическим вопросам современности текущей жизни Ингушетии.

(далее…)

Алехан Миталиер. Книга «О!» Рецензия

Приметы нашего времени

В прошлом году в Карловых Варах (Чехия) издана книга «О!», автором которой является Алехан Миталиер. Любой ингуш легко «прочтет» это имя как «Алихан Муталиев». И будет прав. Действительно, как написано в аннотации, эти незначительные изменения в имени и фамилии Алихана Муталиева внесены «венгерскими почтальонами и писарями всевозможных компаний и служб».

Также  мы узнаем здесь, что книга издана не по желанию автора. Наверняка автор хотел ее отшлифовать и доделать: многие короткие высказывания, вошедшие в книгу, напоминают некие ремарки и заготовки к будущим произведениям, а не законченные афоризмы. Например, утверждение, что «самое тяжелое и волнительное занятие – дважды пересчитывать украденные деньги…», вряд ли станет крылатым выражением: для этого ему не хватает «обобщенности» и оно годится разве что для описания конкретных ощущений в конкретной ситуации. Или «О. была редкой девушкой, она постоянно меня спрашивала: а который сейчас час?». Или «Это была странная женщина. Когда я заходил в бар, она заказывала двойной виски». И т. д. и т. п.

А некоторые выражения есть всего лишь стилистические красивости без особого содержания.Например, «В Госдуму завезли святые мощи. Теперь она будет Мощная и Святая Дума».

А. Муталиев – поэт. Даже в прозе. И как всякий поэт, он не всегда логичен и рационален, не всегда последователен. У него часто мысль уступает первенство чувству, содержание высказывания приносится в жертву форме, стиль берет верх над смыслом.

Одним из вполне законченных произведений является коротенькая новелла «Сорок всадников». В ней автор рассказывает об одном эпизоде из жизни своего деда, от которого«осталась всего одна фотография, справка о реабилитации, две серебряные бляшки от уздечки коня и тихие рассказы …бабушки о том, каким он был». Эти бабушкины рассказы хранились в памяти автора, несмотря на информационный пресс современности. И даже множество великих книг и фильмов не смогли их стереть. Наоборот, обретая новое содержание и становясь универсальной защитой от агрессивности современного мира, они продолжали жить.

Но что значит жить?.....

читать рецензию полностью Приметы нашего времени.

 

Накостоев, Х. Приметы нашего времени // Национальная библиотека Республики Ингушетия им. Дж.Яндиева

Армянин, грузинский пьедестал и кукушкианцы

В ауле Кукушке живет и работает единственный армянин Ашот. Заведующий шашлычной. С виду копия Мартироса Сарьяна, по образу мыслей Уильям Сароян.

Живет одиноко. После развода.
Но сегодня возле его сакли собрались почти все кукушкианцы,без кукушкианок.
Собрались и попросили Ашота выйти к ним для разговора.
Ашот вышел. Кукушкианцы молчат.
Ашот вышел из себя и спрашивает: Что?
Кукушкианцы снова молчат.
Ашот еще раз спрашивает: Что? (далее…)

Хроника аула Кукушке. Ограбление …

Аул Кукушке. Жара. Абейдулла Цагенов лежит в гамаке под столетним тутовником, пьет холодный лимонад и пытается завершить прошлогоднее стихотворение о любви в самолете.

Раздается телефонный звонок. Абейдулла видит на экране телефона имя дорогой тёти Банати. Лениво нажимает на кнопку и начинает разговор.
Тётя Банати: Абейдулла! у вас в доме есть лимоны? (далее…)

Необъяснимое…

Я за этим садом-огородом наблюдал на протяжении двадцати лет.
Он был цветущим, благоухающим, щедрым, стойким к любым капризам непредсказуемой местной погоды.
За ним постоянно, без устали в любое время года, в жару, в холод, под дождем или в пору тяжелых сырых осенних туманов, ухаживали мои соседи - пенсионеры, веселый, неугомонный старик Янош и его немногословная, суровая  жена Кати. (далее…)

Письмо Главе..

Абейдулла Цагенов написал Главе Райцентра челобитную, с просьбой переименовать кукушкианскую газету "Кukushke Today" в "Kukushke Tomorrow", так как есть Раша Тудей, а раз так - пусть Раша и будет Тудей, а Кукушке - Tomorrow!

 

АЦ

Абейдулла Цагенов, вернувшись в родной аул после недолгого путешествия по разным городам Европы ужасно удивился, увидев, что его народ погряз в благополучии...